Поиск произведения
Поиск произведения

Коршун или простыня?

Вишу в пространстве без поддержки среди листвы и облаков, над бегающими внизу людьми – по серому и пыльному асфальту. Я стал вороной, воробьём, притом без птичьих их забот. Я сделался почти что коршуном, парящим над снующими туда-сюда авто, но вовсе без желания упасть на них, как на мышей. Мне надоело быть внизу премудро-глупым чудаком, объевшимся словесных макарон, что тянутся без перерыва из книг, экранов и газет. Хочу висеть в прохладном майском воздухе, отстиранном недавними дождями, среди шумов и скрипов городских ущелий. Я не человек. А если и не коршун я, то пусть хоть простыня, слетевшая с веревки на балконе, взмываясь в небеса. Я шевелю подсохшими концами – величественно и вяло, как будто это коршуновы крылья. Мне все равно, как выгляжу я снизу. И видит ли хоть кто-нибудь меня. Как хорошо, что я теперь не слышу бормочущих голов. Игра внизу закончена. Все карты биты. А сколько было среди них краплёных карт – теперь мне все равно. Москва, 2001


Лев Мирошниченко
В теперешнем городском парке сотни гуляющих отключены и почти отталкиваются друг от друга. Не обмениваются расслабленными, хотя бы глупыми улыбками. Не кланяются и не...
Полностью
Лев Мирошниченко
Не надо фантастических романов – космическая эра уже пришла на землю. Нас разносят друг от друга неодолимые слепые силы. На нашей маленькой планете, набитой донельзя...
Полностью
Лев Мирошниченко
Поэзия мощнее прозы несравненно. В романе автор ни за что не произнесёт прямолинейно в лоб, в порыве разгорячённых чувств: – Как бы я хотел любого субчика, из проходящих...
Полностью
Лев Мирошниченко
Как славно было бы в общественном сортире иметь большие окна и кружевные шторы. И чтобы в них мерцали бойкие цветные огоньки. И были розы красные, цветущие у входа. И...
Полностью
Лев Мирошниченко
Добро и зло возникли на земле, когда из плотного тумана, или глухой полночной мглы, из звенящего света, из глубин первобытного мозга, появились слова, облачённые в...
Полностью
totop