Главная » Современные поэты » Стихи Алексея Парщикова » Письмо другу

Письмо другу




Там, где малина и отшиб хозяйства
и тайное растение бурлит,
и выходная арка, этот лобзик,
выпиливала детское всезнайство,
за речкой —    цвинтер, дядька шастал с кобзой,
я вспомнил образ твой, наперсник и пиит.

Сосед в уборной всё таращится в очко,
шикарен, но тошнит в дощатой халабуде.
О, как ковбойствуя с тобой в ночном,
мы слог выпасывали —    прочно не забудем.
Слепую    тройку ведьм в малине, близкий гул
бомбардировщиков, свернувших на посадку,
соседа, стоящего на карауле памяти вприсядку.

На    снимке ты меж мраморных    морских коньков,
(а те —    хвостами вверх)
как между ножек    стула венского.
Вмурован    сам в себя, и без обиняков
присваиваешь пыль веков. Путейный инженер.
Из    своего купе, — бачь хлопця деревенского!

Перед    барочной стенкой щёлкнутый в упор,
ты как тот жук в горохах, заарканенных вьюном.
Гипс-альпинист уродуется за твоей спиной.
Ты    блещешь, что куда монетный двор!
Твоё лицо —    подкова знака О.
Быть может, ты глядишь на окорок свиной?

Сосед вскормил хряка. Да, близоруки оба.
Хряк    не сдержался и сожрал дитя.
Хряк-середняк не догонял по весу.
Хряка    казнили, но проблема гроба...
Хряк    через рынки пересёк Одессу
спустя два дня. О, пiвдень, о, смiття!

Прости    виньетку прозы. Ведьмы ждут.
Ждет    характерный суд, и обнуление
так правильно заточено, так чисто, —
примерь, и доведёт до белого каления
фиксатор даггеротописта.

Нет, ты глядишь на касту амазонских рыбок,
они так держат параллелограмм
своих мотивировок на стремнине, — либо
туда повёрнуты, либо сюда, и там —
не сманивая сферу на себя, не искушая транса и дикарства
развилок и провалов заторможенных...
И    голыми руками при них ты можешь    брать государства,
переснимаясь на таможнях.


Tweet