Главная » Современные поэты » Стихи Алексея Парщикова » Устрицы

Устрицы




Кате Олмстед

Похожие    на кованную бровь,
вы, устрицы, врождённой тьмой мне ближе
художников, что красят лыжи,
заваливаясь накребень на тающей горе.
Косицы    их черны, как языки жирафов.
Москва-ква-ква. Столица
легко уместится в любой из устриц.

Вы    умиляете лихую бухту Дрейка —
отказника британской королевы —
но на решётке, раскалённой углями,
вы уступаете. И слепнет капитан.
Мы     с Джоном в креслах, выдуманных в форме
аж до крестца распущенных волос,
молчим, вишнёвые, как долгожителей народ.
Язык    имеет выход, а речь имеет вход.

Как    будто необъятные катушки
упрямые, и поперёк оси
вращаясь умыслом,    — летят частицы.
Потемки    устричного безвременья.
И    буря раскачалась как-то так,
как если б руль вдруг очутился справа,
как в Англии, и кто куда ведёт?

Прибоя    иерарх творит в горах.
Разинулись воздушные мосты,
запас пассивный вырвался наружу.

Ах, устрицам бы цокать каблучками,
носить на блюдах головы богов,
мстить и капризничать. Им не сыграть в "ку-ку".
Но    темью тьма их держит на цепи
коммерческого лова, уз
бегущей по пятам природы.

Что Страшный    Суд на вкус?

Мы     только вероятные пространства
меж    них, меж точек, въедливых в ничто.
Мы     —    испаряемся. Они —    дымятся.
Они    —    тьма беспристрастной жеребьёвки,
истошность беспросветности, рутина.

За окнами —    бунт ощупи и шторм.
И    скалы инвернесские грызутся.

Дорога к ферме в устричных осколках.
Их    складчатые панцыри храпят.

И    беркут по утру лежит на высях,
ксерокопируясь, документальный.


Tweet