Warning: session_start(): Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /var/www/admin/www/vsestihi.ru/biography.php:1) in /var/www/admin/www/vsestihi.ru/config.php on line 2

Warning: session_start(): Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /var/www/admin/www/vsestihi.ru/biography.php:1) in /var/www/admin/www/vsestihi.ru/config.php on line 2
Биография Дмитрия Веневитинова на vsestihi.ru
Главная » Стихи Дмитрия Веневитинова » Биография Дмитрия Веневитинова

Биография Дмитрия Веневитинова

Всего двадцать два года прожил Дмитрий Владимирович Веневитинов. Родился он в старинной дворянской семье в Москве. Как и многие молодые люди его времени, получил прекрасное домашнее образование. Еще в детстве Веневитинов проявил разносторонние способности: в четырнадцать лет читал в подлинниках греческих и римских авторов. Позднее он посещал вольнослушателем Московский университет, по окончании которого в 1824 г. был принят на службу в архив Министерства иностранных дел. Веневитинов слыл хорошим музыкантом, живописцем, оригинальным литературным критиком, знатоком античной и новейшей философии, а также поэтом — «философским лириком».

         Термин «философская лирика» не имеет устойчивого содержания и взятый сам по себе, вне исторического контек­ста, в достаточной мере условен. В разные времена разные люди вкладывали в него неодинаковый смысл. Философ­ские в понимании одних стихи могли казаться другим далеко не философскими, и наоборот. И все-таки термин этот в плане историко-литературном имеет право на существование. Во всяком случае для России 1820—1830-х гг. он был понятием живым и в большей степени определял содержание поэтической жизни той эпохи.

         Дело совсем не в том, что стихи тех или иных русских поэтов 1820 — 1830 гг. полностью и во всем объеме соответ­ствовали понятию «философская лирика». Но была в это время установка на «философскую лирику», и эта установка во многом определяла саму жизнь стиха и особенности его восприятия, что находило отражение в том, что именно писали поэты и как, под каким углом зрения, прочитывались их произведения.

         Опыты создания в начале XIX века философской поэзии связаны прежде всего с именами Веневитинова и поэтов его кружка. В 1823 г. группа молодых людей, выпускников Московского университета, служивших в Московском архиве Коллегии иностранных дел, образовала кружок любителей философии, так называемое «Общество любомудрия». Главным образом это были поклонники немецкой идеалистической философии, в частности Шеллинга. Членами этого кружка, несомненным идеологом которого стал Д. Веневитинов, были также поэт В. Ф. Одоевский, собиратель народных песен И. В. Киреевский, С. П. Шевырев, А. С. Хомяков и др. Формально «Общество любомудрия» просуществовало всего два года, но его распад в 1825 г. не прервал дружеские связи, не разрушил общие надежды и искания. В среде бывших любомудров остро стоял вопрос поэзии мысли — необходимости, объединения поэтического творчества и философского идеализма. Философские проблемы рассматривались в тесной связи с поэтическими, задачи русской философии — в связи с задачами русской поэзии.

         Д. В. Веневитинов был одновременно и идеологом «Общества любомудрия», и практиком «философской» поэзии 1820-1830-х гг. Теоретическое обоснование необходимости философского направления в поэзии Веневитинов обосновал в статье «О состоянии просвещения в России»: «Первое чувство никогда не творит и не может творить, потому что оно всегда представляет согласие. Чувство только порождает мысль, которая развивается в борьбе и тогда уже, снова обратившись в чувство, является в произведении. И потому истинные поэты всех народов, всех веков были глубокими мыслителями, были философами и, так сказать, венцом просвещения». Для Веневитинова философия теснейшим образом связана с поэзией. В конечном счете у них одни и те же задачи. Природа и человек, познание человеком загадок и тайн природы, природа и ум в их соотношении, в их согласии — вот, по Веневитинову, главный предмет философии. Но это «согласование природы с умом» и есть то, что наиболее доступно поэту. В поэзии и через поэзию происходит приобщение человека к первозданному, к природе, выражается и осознается первичная неразрывность человека и космоса.

         Разумеется, не один Веневитинов проповедовал необходимость объединения поэзии и философии. К тому же стремились С. П. Шевырев, А. С. Хомяков, В. Ф. Одоевский, И. В. Киреевский и многие другие. Но Веневитинов был одним из первых, кто заговорил об этом и кто пытался воплотить идею в своей поэтической практике.

         Жизнь и литературная деятельность Веневитинова были очень короткими,    что, однако, не помешало уже современникам чрезвычайно высоко оценить значение Веневитинова. В «Литературных мечтаниях» Белинский писал о нем: «Один только Веневитинов мог согласить мысль с чувством, идею с формою, ибо, изо всех молодых поэтов Пушкинского периода, он один обнимал природу не холодным умом, а пламенным сочувствием и, силою любви, мог проникать в ее святилище...». Интересно, что позднее (после Лермонтова), в 1845 г., Белинский скажет о Веневитинове осторожнее и в чем-то точнее: «Веневитинов умер во цвете лет, оставив книжечку стихов и книжечку прозы: в той и другой видны прекрасные надежды, какие подавал этот юноша на свое будущее, та и другая юношески прекрасны; но ничего определенного не представляет ни та, ни другая».

         На первый взгляд стихи Веневитинова производят впечатление достаточно традиционных. И это первое впечатление не так уж обманчиво. У Веневитинова мы встретим знакомые жанры (элегии, послания), знакомые темы (любовь, поэзия, природа), привычную, устоявшуюся образность (жизнь — «море», «океан безбрежный», поэт — «любимец муз и вдохновенья»), привычную для поэтического словаря лексику («чело таинственной природы», «пылающие ланиты», «хладный мрак могил»). Традиционна у него и стиховая форма: в его метрике абсолютно преобладают ямбы, притом чаще всего четырехстопные ямбы, его композиции, как правило, свободные, из строфических композиций встречаются только сонеты. Все это совсем не ново, все это типично для русской поэзии пушкинского периода. И только в немногих своих стихотворениях Веневитинов словно вырыва­ется из замкнутого круга поэтических условностей, преодолевает инерцию готового стиля и поражает читателя свежестью и силой мысли и выражения. Но по этим немногим лучшим стихам Веневитинова только и следует судить. И судить не о том лишь, что в них есть, но и о том, что в них намечено. В оценке поэзии Веневитинова особенно необходима проекция в будущее. Ведь перед нами только начало пути, по которому Веневитинову не суждено было пройти до конца.

Основной круг тем «зрелых» произведений Веневитинова связан с природой и человеком, бытием человека, и поэт — тот единственный среди людей, кому доступны тайны и человека, и природы. Стихи Веневитинова о жизни, о человеческом существовании субъективны настолько, чтобы волновать нас, но в них всегда есть философская, обобщенная мысль. В них решение не столько личной, сколько общей загадки, их герой не Я, а Мы, не человек, а человечество:

Сначала жизнь пленяет нас;

В ней все тепло, все сердце греет

И, как заманчивый рассказ,

Наш ум причудливый лелеет.

Кой-что страшит издалека, —

Но в этом страхе наслажденье:

Он веселит воображенье,

Как о волшебном приключенье

Ночная повесть старика.

Но кончится обман игривой!

Мы привыкаем к чудесам —

Потом на все глядим лениво,

Потом и жизнь постыла нам:

Ее загадка и завязка

Уже длинна, стара, скучна,

Как пересказанная сказка

Усталому пред часом сна.

(«Жизнь», 1826)

         Стихотворение производит впечатление очень искреннего, согретого подлинным чувством, но оно и концептуально, в нем заключена целая философия жизни. Отсюда его необычная стройность, завершенность, логическая выдержанность. Это поэзия мысли в самом точном значении этого слова.

         Типичный представитель русского романтизма, Веневитинов рисует в своих произведениях образ художника, «сына богов», стремящегося постигнуть тайны мироздания, быть поборником добра и правды, предназначенного стать вождем всего человечества. В программной статье «О состоянии просвещения в России» Веневитинов писал: «Художник одушевляет холст и мрамор для того только, чтобы осуществить свое чувство, чтоб убедиться в его силе; поэт искусственным образом переносит себя в борьбу с природою, с судьбою, чтоб в сем противоречии испытать дух свой и гордо провозгласить торжество ума».

         Декабрьские события 1825 г., а также страстная, но, увы, безответная любовь Веневитинова к княгине 3. Волконской подорвали жизненные силы душевно хрупкого поэта. Осенью 1826 г. он покинул Москву и переехал в Петербург, где в марте 1827 г. скоропостижно умер в возрасте неполных двадцати двух лет.

источник: 5litra.ru